В связи с вступлением в силу нового закона «Об образовании в Российской Федерации» многие родители направляют в межрегиональную общественную организацию «За права семьи» вопросы о том, как семейное образование должно осуществляться в новых правовых условиях. Часть этих вопросов затрагивают ситуацию во всей России, а часть – касаются ситуации в Москве.

Дать ответы на некоторые из этих вопросов мы попросили председателя нашей организации, автора книги «Без школы: юридический путеводитель по семейному образованию и экстернату» Павла Александровича Парфентьева.

- По новому закону семейное образование отнесено к формам обучения вне школ. Хорошо это или плохо?

Действительно, ст. 17 ч. 1 п. 2 нового закона «Об образовании в Российской Федерации» четко указывает, что семейное образование получается вне образовательных организаций. Строго говоря, это следовало и из ст. 10 старого закона, но не было так явно обозначено. Из-за этого школы часто считали, что имеют право контролировать процесс обучения в семье, осуществлять текущий контроль детей, которые учатся в семье и так далее. Новый закон четко обозначил – процесс обучения в семье осуществляется вне школы, то есть к ней никакого отношения не имеет. Это – очень позитивное и правильное нововведение, устраняющее существовавшую раньше двусмысленность.

- Но разве с этим новшеством не связано, например, то, что дети, обучающиеся в семье, не имеют теперь права на льготный проезд?

Это вообще какое-то недоразумение. Право на льготный проезд устанавливается законами регионов. И оно, как правило, закреплено за детьми, обучающимися в очной форме – то есть за теми, кто ходит каждый день в школу. Причем это вовсе не новость.

Скажем, в Санкт-Петербурге льготу на проезд дает Социальный кодекс Санкт-Петербурга. Нетрудно обратиться к исходной версии этого кодекса, принятой в конце 2011 года, чтобы убедиться, что в ст. 87 право на льготный проезд было предоставлено только учащимся по очной форме. То же следует и из действующей редакции, где ссылка на очную форму прямо дана во вводной части 20 главы, касающейся транспортных льгот. Таким образом, если льготы на проезд кто-то и получал, то это было не их правом, а следствием недоразумения.

То же касается и, например, Москвы. Ст. 27 п. 6 Закона города Москвы «О социальной поддержке семей с детьми в городе Москве» вполне четко указывает, что льгота касается только детей, обучающихся по очной форме. 

- Имеют ли тогда вообще дети, обучающиеся в семье, отношение к школе.

Имеют, но не в качестве учеников – учебный процесс как таковой школу вообще не касается – а в качестве проходящих аттестацию экстернов.

Это представляется вполне очевидным. В соответствии со ст. 17 ч. 1 п. 2 нового закона «Об образовании в РФ» образование в форме семейного образования получается вне образовательной организации. Однако ч. 3 той же ст. 17 четко говорит, что дети, обучающиеся в форме семейного образования имеют право на последующее прохождение промежуточной и государственной итоговой аттестации в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (для простоты скажем «в школах», хотя это неточно).

Ст. 34 ч. 3 закона указывает, что такая аттестация проходится экстерном, причем дети, получающие образование соответствующего уровня впервые, проходят ее бесплатно.

Необходимо обратить внимание на то, что ст. 33 ч. 1 п. 9 закона очень четко указывает, что экстерны – т.е. «лица, зачисленные в организацию, осуществляющую образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам, для прохождения промежуточной и государственной итоговой аттестации» — относятся к числу обучающихся в образовательной организации. Но они не являются «учащимися» в образовательной организации — это другая разновидность «обучающихся».

Этот статус – экстерна – говорит о том, что сам учебный процесс ребенка к школе не имеет отношения и ею не направляется и не контролируется – она осуществляет только промежуточные и итоговые аттестации.

- Относятся ли такие дети к контингенту школы?

Это зависит от того, что понимается под этим словом. В законе «Об образовании в РФ» слово «контингент» встречается вообще только один раз – в ст. 97 ч. 3, посвященной мониторингу системы образования. При этом определения термина не приводится, но он использован в словосочетании – «контингент обучающихся». Поскольку дети, получающие семейное образование и проходящие аттестацию экстерном в школах, являются экстернами – а это, согласно ст. 33 ч. 1 п. 9 закона – разновидность обучающихся, то они, очевидно, относятся к «контингенту обучающихся». Но при этом они не могут относиться к «контингенту учащихся» — поскольку учащиеся – это только одна из разновидностей обучающихся, предусмотренных законом.  При этом как ученики-«семейники» дети к контингенту обучающихся не относятся, а как экстерны, сдающие аттестацию – относятся.

- Родители сообщают, что школы требуют от них писать заявление об исключении их детей из школы, если они на семейном образовании…

Это незаконное и необоснованное требование. При чем тут исключение? Если ребенок обучается в форме семейного образования, он и так не является учащимся школы, но остается ее обучащимся-экстерном, проходящим в ней аттестацию.

Поэтому писать такие заявления не надо, они не основаны на законе. Необходимо в заявлении указать школе, что вы выбрали для ребенка семейное образование и попросить зачислить его для прохождения промежуточной и государственной итоговой аттестации экстерном. После этого школа должна зачислить ребенка в качестве экстерна, и в этом качестве включить его в контингент обучающихся (но не учащихся). Если ребенок раньше учился в этой школе по очной форме, то он перестает быть ее учащимся, но остается ее обучающимся – экстерном.

Требование писать именно заявление об исключении – неправомерно и не основано на законе. Его следует просто игнорировать, отказываясь писать такое заявление.

Писать необходимо о том, что в соответствии со ст. 17 ч. 1 п. 2, ст.  44 ч. 3. п. 2, ст. 63 ч. 2 Федерального закона от 29.12.2012  № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» Вы выбрали для своего ребенка обучение в форме семейного образования. В соответствии со ст. 17 ч. 3, ст. 34 ч. 3, ст. 33 ч. 1 п. 9 данного закона просите зачислить своего ребенка в школу в качестве экстерна для прохождения промежуточной и государственной итоговой аттестации.

После этого школа должна зачислить ребенка в контингент обучающихся в качестве экстерна и организовать промежуточную аттестацию. Если школа этого сделать не может, поскольку ее устав не предусматривает такой формы работы (это надо проверить, устав в каждой школе доступен для ознакомления по закону и обычно публикуется на сайте школы), необходимо получить на заявление письменный отказ и обратиться далее в соответствующий местный орган управления образованием с заявлением, прося оказать содействие в зачислении в школу для прохождения аттестации экстерном, приложив к нему копию отказа.

Следует помнить, что по новому закону, выбирая семейное образование, Вы обязаны письменно (в свободной форме) уведомить об этом орган местного самоуправления муниципального района или городского округа (районное или окружное управление образования). Это стоит сделать всем тем, кто и ранее учил ребенка в семейной форме (обучение ребенка в заочной форме с использованием дистанционных технологий такого уведомления не требует). Отмечу, что именно органы управления образованием муниципальных районов и городских округов в соответствии с законом (ст. 63 ч. 5) ведут учет детей, подлежащих получению общего образования, и выбранных для них родителями форм обучения – не школы.

- Форму обучения по новому закону всегда выбирают родители?

Здесь некоторая двойственность в законе.

В соответствии со ст. 63 ч. 4 форму всегда выбирают родители,  с учетом мнения ребенка. А в соответствии со ст. 44 ч. 3 п. 1 – право выбора формы осуществляется родителями только до завершения получения ребенком основного общего образования (т.е. до завершения обучения в 9 классе), а далее, в соответствии со ст. 34 ч. 1 п. 1 – выбор формы становится правом самого ребенка. При этом в согласии со ст. 44 ч. 3 п. 2 давать образование всех трех уровней в семье – право именно родителей.

При такой двойственности следует исходить из того, что до завершения получения основного общего образования (до конца 9 класса) форму обучения выбирают родители (с учетом мнения ребенка), а в старших классах – решение должно приниматься ребенком и родителями совместно. Только такой подход позволяет соблюсти все требования закона.

- Верно ли, что семейное образование теперь невозможно на старшей ступени «школьного образования»? Школы утверждают, что на старшей ступени возможно только самообразование.

Это утверждение ошибочно и не основано на законе. Закон абсолютно четко говорит о том, что семейное образование может использоваться на любой ступени общего образования (ст. 44 ч. 3 п. 2, ст. 63 ч. 2 нового закона). Таким образом, вне школы на двух младших ступенях образование получается только в форме семейного образования, а на старшей – на выбор – можно использовать семейное образование или самообразование (теоретически возможно и их сочетание).

- Должны ли дети, получающие семейное образование, обеспечиваться бесплатными учебниками.

Вопрос обеспечения учебниками регулируется ст. 35 нового закона «Об образовании в РФ». Часть 1 данной статьи указывает:

«Обучающимся, осваивающим основные образовательные программы за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов в пределах федеральных государственных образовательных стандартов, образовательных стандартов, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, бесплатно предоставляются в пользование на время получения образования учебники и учебные пособия, а также учебно-методические материалы, средства обучения и воспитания».

Как применяется данное положение к семейному образованию, ясно не до конца. Однако из ст. 34 ч. 1 закона следует, что именно освоение образовательных программ сопровождается промежуточными аттестациями. Прохождение аттестаций, на мой взгляд, в рамках действующего законодательства, следует рассматривать как органическую часть получения образования и освоения образовательных программ.

Это очевидно, в частности, из того, что определение образовательной программы, приведенное в ст. 2 п. 9 закона рассматривает как ее органические части формы аттестации и учебный план. А ст. 2 п. 22 определяет учебный план, относя к нему и формы промежуточной аттестации учащихся. Иными словами, промежуточная аттестация – органическая часть учебного плана и образовательной программы. Таким образом, сдача аттестаций относится к освоению образовательной программы. Такое освоение может быть представлено как сочетание собственно обучения (в семейной форме) и прохождения аттестаций (например, в школе).

Поскольку аттестации проходятся в государственных и муниципальных школах именно за счет бюджета, то и право на обеспечение учебниками должно распространяться на семейных учеников, сдающих аттестации в школе экстерном.

Здесь уместно применить и аналогию закона, что приведет нас к тем же выводам.

Более детально, боюсь, на этот вопрос трудно ответить без дополнительных пояснений и методических рекомендаций со стороны федерального министерства образования.

Очень много вопросов поступает со стороны московских родителей. Помимо тех, ответы на которые уже прозвучали, родителей волнует проблема компенсаций. Сохранились ли московские компенсации в новой ситуации?

Да, безусловно. Выплата компенсаций родителям при семейном образовании в Москве установлена законом ст. 6 п. 3.1 Закона г. Москвы от 20.06.2001 № 25 (в ред. От 04.07.2012). Этот закон никто не отменял и он продолжает действовать в части, не противоречащей новому федеральному закону «Об образовании в РФ». Выплата компенсаций остается, согласно новому законодательству, правом регионов. Соответственно, противоречия нет и норма сохраняет действие.

То же касается и московских подзаконных актов, в частности Постановления Правительства Москвы № 827-ПП от 25 сентября 2007 года «Об организации деятельности государственных образовательных учреждений города Москвы, реализующих общеобразовательные программы, в различных формах получения образования».

Все  эти нормы, по общему правовому правилу, продолжают действовать в той части, в которой не противоречат новому закону, пока не будут прямо отменены.

На практике это означает, в частности, что не противоречащие закону нормы, регулирующие семейное образование, сохраняют свое значение. Также сохраняют значение и нормы (федеральные и московские) об аттестации экстернов – в части, касающейся организации и порядка аттестации (но не в части, описывающей экстернат как особую форму обучения – ее теперь нет).

Повторяю – все эти нормы действуют вплоть до их отмены, если не противоречат новому закону. Но надо обратить внимание на это «вплоть». В частности, в Москве, как и в других регионах, планировали принять новый региональный закон об образовании, где нормы могут измениться.

Задача родителей на этом этапе – сохранить нормы о выплате компенсаций в новом законе г. Москвы. Именно на это я бы направлял свои усилия. При этом стоит обратить внимание на то, что многие родители игнорируют. Со строго юридической точки зрения сегодня решение о выплате компенсаций – право региона. Подчеркиваю – именно право, то есть никакой федеральный закон не обязывает регионы это делать. Номинально регион имеет право отменить компенсацию.

- А как же действовать?

Есть только два пути. Один – продемонстрировать убедительно  городским законодательным властям, что компенсацию необходимо сохранить, как уже существовавшую гарантию, что это необходимо семьям, что этого требуют справедливость и интересы детей. Возможно, постараться включить своих представителей в процесс доработки проекта нового регионального закона.

Второй – добиться изменения в федеральном законодательстве, возвратив в него норму о компенсации при семейном образовании, действовавшую до 2004 года. На это направлены огромные усилия нашей организации в течение последних трех лет, эта работа продолжается и нуждается в поддержке.

Двигаться стоит в каждом их этих направлений.

- Многие директора школ заявляют, что компенсации были связаны с включением детей в контингент школ, а теперь их не будет.

Такие утверждения не основаны на действующем законодательстве. Московский закон ясен – и его пока никто не отменил. Он никак не связывает компенсацию с включением детей в контингент учащихся (или даже обучающихся) школ. Более того, он не предусматривал никогда отнесения «семейников» к числу учащихся школ. Он говорит (ст. 6 п. 4 Закона г. Москвы «О развитии образования в городе Москве») только о том, что обучающийся-«семейник» закрепляется за школой для сдачи аттестации.  Т.е. включение или не включение в какой-либо контингент тут вообще ни при чем.

Другое дело, что действующий закон предусматривает, что закрепляться «семейник» для аттестации, почему-то, может только за государственным образовательным учреждением. Вот это – категорически неправильная норма. Родители «семейника» должны иметь право выбрать для аттестации и негосударственную школу. Такое ограничение выбора прямо противоречит федеральному законодательству – в частности уже упоминавшейся ст. 44 ч. 3 п. 1 нового закона «Об образовании в РФ», а также ст. 63 п. 2 Семейного Кодекса РФ. Более того, оно непосредственно противоречит и нормам международного права, имеющим прямое действие в России – в частности, ст. 13 (3) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, гарантирующих право родителей выбирать не только государственные, но и негосударственные школы для своих детей. Непонятно, почему родители детей, получающих в Москве семейное образование, подвергаются дискриминации при осуществлении этого права. Это необходимо менять.

- Некоторые директора, отказывая в компенсациях, ссылаются на методические рекомендации Департамента образования г. Москвы (письмо от 13.09.2013 № 01-08-2538/3)…

Эти рекомендации не являются нормативным актом и, в любом случае, не могут ставиться выше конкретных норм закона. Но в рекомендациях ни слова не говорится о компенсациях или о том, что их теперь выплачивать не надо. Это вымысел.

- А что Вы можете сказать об этом документе в целом.

Значительная его часть просто повторяет нормы нового закона «Об образовании в РФ».  Но есть и странная «самодеятельность».

В частности, п. 9 рекомендаций, требующий, чтобы родители написали в школу заявление об исключении ребенка из контингента организации (из текста непонятно, имеется в виду контингент обучающихся или учащихся) крайне странен. Такое требование, как я уже выше говорил, не основано на законе и ни из чего не вытекает. В контингенте учащихся ребенок-«семейник» и так числиться не должен, а в контингент обучающихся, напротив, сдавая аттестации экстерном, должен включаться.

Ничего не говорится в рекомендациях о том, что таких детей необходимо зачислять в школу в качестве экстернов – а эта необходимость прямо вытекает из приводившихся выше норм нового федерального закона об образовании. Вообще ничего не говорится о том, что такая аттестация проходится экстерном. Странно, что именно это слово – «экстерн» — выпало из текста рекомендаций в тех местах, где он практически дословно воспроизводит нормы федерального закона, включающие этот термин.

В действительности, исходя из норм федерального закона, школа, получив заявление родителей о выборе семейного образования и организации промежуточной аттестации для ребенка обязана включить его в контингент обучающихся школы в качестве экстерна (или поменять его статус в контингенте с «учащегося» на «экстерна», если он ранее обучался в школе очно) и бесплатно организовать для него промежуточные аттестации экстерном.

В этой части рекомендации московского Департамента образования не основаны на законе и выглядят, откровенно говоря, не вполне компетентно. 

В ближайшие недели МОО «За права семьи» подготовит и опубликует основные образцы заявлений и уведомлений для родителей, использующих семейное образование. 

При републикации ссылка на сайт МОО «За права семьи» обязательна.